Еще немного про ЖыДы

Уселись мы сего дня в “Ласточку”, что в 11-00 с Курского и в 15-00 непременно на Московском в НН, и узрели следующее, но не на нашем примере, потому что мы сами себе быдло умные и жадные:

В билете у сферической в вакууме пассажирки – вагон нумер 1, место 032. Но посадку осуществляют (блять, прям так и говорят в матюгальник: “Осуществляется!”) через вагон нумер 2.

И вот заходит, напрмер, гражданочка, которую Советская Власть хотя бы и отучила отряхать говно с лаптей, но взамен научила носить ситцевый платок с кофтой Abibas на босу грудь и штанцами Enporio Arnami, а также уравняла с другими гражданами и гражданками так качественно, что полковник Кольт, было, воскрес, огляделся кругом и немедленно обратно застрелил себя, понимая, что его леворверт суть песчинка по сравнению с Мировой Революцией. Так что про классовое разделение наша кисетная барышня только на лекциях в клубе слыхала, и то мимодумно, потому как вечерняя дойка ужо, а скотник Витька ее уже битый час дожидается на сенном складу, что аккурат за клубом.

А тут на тебе, бабушка, Юрьев день!
Вошла во второй вагон, как велели, прошла, вроде, в первый, но далее везде цифра 2 на красивых стеклянных косяках (на окна не смотрим, хотя там справедливая “1” выведена большим и таким красным щрифтом, что твой Кумач, который Лебедев, но не тот).

А в конце вагона такие совсем строгие, не то что у Председателя в передней избе, стеклянные дверцы, мягкие откидные кумачевые же кресла и цифра “1”. И уже совсем наплевать, что от начала вагона цифры над сиденьями нарастают, билетный 32-й уже пройден, не замечен и забыт, как подвиг Героев-Замудонцев, но “двойка” на стекле неумолимо направляет, намекая, что за ней – первый вагон, благо, что на стеклянной же дверке далее по-прежнему гордо торчит единица. И уже не важно, что за этой дверкой номера сидений, манящих своей гуттаперчивостью, столиками и тишиной сельской библиотеки в разгар уборочной страды, заваливают за 45, 46, 47, находясь в строгой и бездушной иерархии, утвержденной чуть ли не самим владельцем шубохранилища. Да и сидений тех – два ряда по два всего, а дальше – безмолвная дверца в кабину машиниста.

И вот идет уже обратно во второй класс удрученная бедная доярка, сутулясь под высокомерными взглядами и хмыканьем всяких клерков и курортников, делящих с нею вагон, садится на свое законное билетное место с незыблимой спинкою, ставит цветастый ашановский чемодан в ноги и чуть слышно костерит нехорошими словами железнодорожников, начиная от ни в чем не повинной девчушки-проводницы, которая только три месяца как из районной десятилетки, до самого главного ее начальника, не к ночи который будет помянут.

Вот так и живем.

ЗЫ проза

6 thoughts on “Еще немного про ЖыДы

Leave a Reply